Category: литература

Жорж Перек, «Жизнь способ употребления» (романы)

Прочитал такую книжку и хочу об этом поговорить.

— «Жизнь способ употребления» — это одно монументальное произведение (700 страниц, 99 глав) с обозначенной литературной формой «романы».
— Одна из ключевых аналогий построения книги — паззл.
— Описывается один парижский многоквартирный дом — так, как будто бы с него сняли фасад и зафиксировали происходящее в каждой комнате каждой видимой квартиры «23 июля 1975 года, незадолго до 8 вечера»
— При этом в описании каждой комнаты может быть любое количество вложенных историй — людей, в ней находящихся, бывших жильцов, вещей, сюжетов изображённых картин, или любых людей, предметов и идей, как-то с этой комнатой связанных; часть историй — сквозные (постепенно раскрываемые истории жильцов разной степени подробности), часть — только в одной главе

— Автор — член французского литературного объединения УЛИПО, экспериментировавшего в том числе с формальными ограничениями текста.
— Поэтому книжка была выстроена «математическим» способом: переход от команты к комнате происходит исключительно ходом шахматного коня на плане дома (10 этаже x 10 помещений на каждом, включая лестницы, вестибюли, подвалы, шахту лифта); для каждой главы выбиралось по сложному правило по 1 элементу из 10 списков типа «сколько в сцене будет людей», «какого цвета предметы должны быть в сцене», «произведения каких авторов будут процитированы» (9 и 10 списки были «упущения» и «обманы», и определяли какой из элементов остальных списков будет упущен или заменён на другой, непохожий)
— При этом книжка совершенно не воспринимается как «искусственная» — напротив, затягивает так, что фиг оторвёшься (при том, что общего сюжета как бы и нету)

— Кроме очевидной ассоциации с паззлами (которые собирает один из главных героев), текст вызывает множество других
— Чем-то он похож, конечно, на 1001 ночь — кучей историй, вложенных в истории; помимо содержания имеется ещё и список некоторых из них в форме «История женщины, которая....»
— А чем-то похож на картинки из книжек вроде «Где Уолли?», — огромная картинка на весь разворот, со множеством персонажей сюжетов и действий, которую можно изучать несколько часов, находя всё новые подробности

— Я вот думаю, что «математический» подход, когда он используется в литературе на высоком уровне (т.е. на уровне выбора темы/героя/обстоятельств, а не составления фраз), может дать более убедительную и разнообразную полифонию, чем «выдумывание из головы» или случайный выбор (ну, всякие же компьютерные генераторы красивых абстрактных картинок, выглядящих случайными, тоже ж на сложной математике строятся, а не на генераторе случайных чисел — но и от руки нарисовать «огромный фоновый марсианский пейзаж» намного сложнее)
— Вообще, такой выбор искусственной «внешней структуры» как ограничения для текста иногда считают «хаком» и «искусственностью»; тем не менее, он может стать основой совершенно неимоверных вещей («наложим созвездие на карту Европы...»)

— Ещё я думаю, что есть литература и литература и литература; ну в смысле, что она настолько разная, что рассматривать «Жизнь способ употребления» в одном ряду с линейными, например, текстами как-то даже странно — это не о том, что что-то из этого «лучше», просто уж очень разное, as in «танцевать об архитектуре»
— И ещё я думаю, что в русскоязычном пространстве довольно перекошенная картина мировой литературы — тот же Перек, насколько я понял, один из столпов развития литературы XX века, но наткнулся я на него совсем случайно, привлёкшись симпатичной обложкой и ничего не зная об авторе (понятно, что это может говорить о моей крайней неосведомлённости, но, например, не знаю, не слышать в русскоязычном литературном пространстве о Маркесе-Борхесе-Кортасаре невозможно, а о Сарамаго — вполне возможно, хотя казалось бы)

И вот ещё наткнулся случайно, пока писал: